И этот, как ни странно звучит, европейский рынок может оказаться смертельно опасным для национальных производителей. Вот пример: несколько дней назад в Латвии распространилось сообщение о грядущем закрытии производителя мясных копченостей Rubeņi. Причина проста: в сентябре этого года вступят в силу новые требования ЕС к копченой продукции, а Rubeņi используют для копчения продуктов дрова, которые в готовой продукции дают слишком большой уровень бензпирена.

Читатель может вспомнить историю с многострадальными латвийскими шпротами, в которых коварный бензпирен обнаружил еще Россельхознадзор. Но не только это ведомство, идущее путем достославного Онищенко, критически смотрит на эту традиционную продукцию: коллеги из Эстонии и Венгрии решили пробежаться впереди европаровоза и заранее ограничить продажу шпрот. Новые ограничения по бензпирену идут вразрез с ранее принятыми решениями 2010 года, когда Еврокомиссия согласилась оставить в шпротах допустимый уровень канцерогенного бензпирена — как видим, ненадолго.

Сейчас новые европейские регулы грозят уже всем копченостям, столь популярным в Северной Европе. Взамен предлагается, конечно, использовать "жидкий дым", но как опытный потребитель с полувековым стажем скажу, что это совсем не то… и консистенция не та, и аромат какой-то "химический".

Не пей, не кури, не ешь булочек

Это не первая и не последняя директива Еврокомиссии, которая мешает жить европейским обывателям. Особенно ЕС старается прищучить курильщиков. 10 октября 2013 года депутаты Европарламента подготовили решение, требующее, чтобы пачки были не менее чем на 20 сигарет, предупреждающие надписи на них занимали 65% площади поверхности, будут запрещены ароматизированные сигареты и введен контроль за сигаретами электронными.

Здесь и местные власти не отстают: вот финские бюрократы собираются запретить курение на балконе собственной квартиры — правда, в Финляндии квартира не совсем является абсолютно вашей собственностью, и в любом случае надо учитывать правила вашего товарищества. Но тут как раз дело не о правилах жилтоварищества, а о государственном регулировании. Новое ограничение должно вступить в силу в апреле 2014 года, и тогда станет ясно, как оно будет реализовываться на практике.

В Дании бюрократы в процессе борьбы с курением собираются запретить лакричные конфеты, которые при надлежащей фантазии легко принять за сигареты. Дети начинают играть с конфетами-сигаретами, ну и все — втягиваются в пагубную привычку.

Та же Дания была пионером по введению налога на жирную продукцию, который, к сожалению, не оправдал надежд: оздоровления народа не произошло, а вот сельское хозяйство и торговля как-то закручинились. Теперь шведские специалисты выяснили, что обезжиренные продукты — это была ерунда, надо как раз есть натуральные жиры, а вот углеводы ограничивать. Думаю, датчане не огорчатся — у них там есть энтузиасты, которые хотят пропихнуть через европейские структуры законопроект о специальном налоге на сладкое.

Причина появления таких законопроектов крайне проста: Евросоюзу необходимо максимально здоровое население, работоспособное и недорогое в плане его социально-медицинского обслуживания. Тем временем социальные структуры говорят об обратном: уровень здоровья европейцев далек от идеального, Европа стареет, пенсионный возраст придется повышать, но до него еще надо дожить.

Конечно, главная проблема видится в пьянстве. Например, в Финляндии ежегодно около четырех тысяч финнов умирает из-за болезней, связанных с чрезмерным употреблением алкоголя. Прямые и косвенные бюджетные расходы на лечение пьяниц составляют сотни миллионов евро и имеют тенденцию к росту. Вполне логично, что готовятся новые законопроекты, еще больше усложняющие доступ к алкоголю для финнов. Нельзя будет купить спиртное в выходные, после 18 часов в будни, и из универсамов и продовольственных магазинов будут удалены пиво и сидр крепостью более 3,5%. Нельзя будет выпивать на стадионах и на кладбищах.

Единый евроунитазный стандарт

Ограничения по употреблению вредных продуктов питания из того же ряда. Логика законодателей проста: если ты лечишься за свои деньги, то можешь есть что угодно. Купи особняк, заведи коптильню, винокурню, кури, пей и поправляй здоровье за свой счет — имеешь право. Но если ты лечишься за деньги общества, то будь добр, не ухудшай свое здоровье своими руками, общество не обязано оплачивать твои пороки и слабости. То есть деньги и в этом обществе есть овеществленная свобода. Или, если хотите, она существует для тех, у кого есть деньги. 


Но кроме ограничений на нездоровые продукты, есть в ЕС ограничения, которые выглядят на первый взгляд совершенно курьезными. В зубах навязли ограничения на форму и кривизну огурцов. В частности, оговаривалось, что отклонение от продольной оси должно составлять не более 10 мм на каждые 10 см длины плода. Кривой огурец подлежал переработке, в результате чего на прилавках Евросоюза появилось множество дешевых маринованных огурцов тонкими дольками.

Такой смешной закон пролоббировали торговые компании, которые обнаружили, что в стандартный ящик влезает гораздо больше "правильных" огурцов, нежели всевозможных искривленных заморышей. В итоге с июля 2009 года этот одиозный огуречный закон отменили, но это только начало борьбы с маниакальным стремлением еврочиновничества нормировать все и вся. Иногда последствия их решений буквально убивают бизнес.

Так, в 2011 году ЕС выдвинул новые правила по содержанию кур-несушек. Предложенные изменения были просто неподъемны для предпринимателей. Европейские власти предупредили 11 стран о возможном судебном преследовании, если требования по новому содержанию кур не будут удовлетворены. В итоге одно из латвийских предприятий, которое не успевало переселить кур, просто уничтожило все поголовье птицы. И вот что замечательно: считается, что Латвия директиву выполнила, несушки более в тесных клетках не сидят, и, следовательно, судебные санкции ее миновали. Насколько такие директивы помогают предпринимателям, вопрос риторический.

Даже председатель Еврокомиссии Баррозу признал, что ЕС следует удалить ненужные нагрузки на бизнес, чтобы проще было создавать рабочие места и стимулировать экономический рост. Он с гордостью сообщил, что с 2005 года Еврокомиссия отменила 5590 законов, и благодаря этому в период между 2007 и 2012 годом административная нагрузка на бизнес сократилось на 26% в денежном выражении.

Баррозу уверяет, что до конца текущего года работа по борьбе с неуемным законотворчеством продолжится: будет остановлен процесс принятия стандартов на каблуки у парикмахеров для решения проблемы болей в спине у представителей этой профессии. С Баррозу трудно не согласиться, когда он говорит, что бесполезные законы ослабляют необходимые законы, но возникает контрвопрос: а может, не стоит вообще рожать эти бесконечные законы и регулы, чтобы их потом отменять?

Тем не менее тут же поступили сообщения о том, что в недрах Еврокомиссии зреет новый фундаментальный законопроект, который заставит парламентариев всех стран грызть ногти от зависти. Стандартизируют стоки всех унитазов объединенной Европы. А именно их объемы. Малый слив — 3 литра, большой — до 6. Британцы, правда, хотели минималку в 4 литра, но их притязания отвергли как неэкологичные.

Чиновники при этом лукавят, заявляя, что выполнение новой регулы при производстве унитазов будет делом добровольным. При производстве добровольным, а при строительстве использование новой сантехники станет обязательным. Возможно, дело это важное, но не такое, чтобы им занимались еврочиновники целых три года. А на подходе новые инициативы — говорят о необходимости сокращения сахара в конфетах и прочих изделиях для детей.

Одна из причин неуемного роста бюрократического законотворчества — грандиозное брюссельское лоббирование. Само по себе оно не запрещено, но теоретически должно ограничиваться уговорами и убеждением в пользе того или иного решения. Однако практика такова, что некоторые законы принимаются в интересах тех или иных корпораций, а официальные лица ЕС вполне готовы пойти на сделку за соответствующее вознаграждение.

Вот, например, бывший министр внутренних дел Австрии и евродепутат Эрнст Штрассер был приговорен к четырем годам лишения свободы — ровно год назад, в январе 2013 года, его апелляция была отклонена. Штрассера поймали на взятке 100 тысяч евро, которую он запросил за небольшую коррекцию в европейском законодательстве о приемке электронного лома с двух господ, на поверку оказавшихся журналистами британской Sunday Times. К сожалению, это не единичный случай. И остается только гадать, кому помешала латвийская колбаса, что Брюссель решил ее запретить.