Каждая новая инициатива в контексте этого закона укрепляет уверенность в том, что новая Лиепайская тюрьма — это действительно очень дальновидный проект, и пока еще не завершены проектные работы, его следует даже расширить! Я, как юрист, вижу, что с помощью политики уголовных наказаний нынешняя политическая власть принялась агрессивно охранять свои права на деньги населения и пытаться подстраховаться при помощи разного рода преувеличенных механизмов контроля за человеком, за свободой его выражений и действий.

Создается ощущение, что все "пряники" у власти уже закончились и остались только "кнуты". А как иначе можно объяснить то, что постоянно ужесточается наказание (с реальными сроками лишения свободы) и за выплату зарплат в конвертах, и за возможную дискредитацию власти, и даже за новые политические инициативы?

Что касается такого новшества, как тюремное наказание за зарплату в конвертах, то здесь все ясно: попытки одолеть теневую экономику увенчались жесткими угрозами в адрес предпринимателей, госбюджету срочно НУЖНЫ деньги. Очевидно, что вера в честное распределение государством средств госбюджета полностью подорвана. Любые красивые инфографики о тратах бюджета блекнут на фоне сообщений о многочисленных нарушениях закона работниками СГД и их необъяснимыми доходами. А тут еще и сообщения о разбазаривании госсредств — достаточно вспомнить только историю с новым зданием СГД.

Кроме того, если действительно власти так заботятся о честных предпринимателях и наемных работниках, то логичнее было бы сперва взяться за тех бизнесменов, которые не выплачивают своим работникам зарплату, грубо обманывают своих работников, цинично оставляя их без средств к существованию. Получается, что государство жестко наказывает за неуплату налогов, отстаивая собственные интересы, но не готово привлекать к ответственности тех, кто умышленно не платит работникам зарплату — полностью или частично.

Кому служит Уголовный закон? Рассчитаны ли новые виды наказания на то, чтобы нас защитить или чтобы напугать? Почему, например, правительство и законодатели годами "играют" с педофилами? То им уменьшают наказание, то увеличивают… Почему нянчатся с водителями-пьяницами, которые каждый год убивают десятки людей?

Почему нецелесообразно защищать наших жителей от реальных преступлений? Зато сегодня создается ситуация, когда за неосторожно брошенное слово — будь то неповиновение давлению со стороны должностного лица или ругань в адрес существующего строя, — человек может получить большее наказание, нежели за тщательно спланированное преступление против здоровья и жизни другого лица.

Мы постепенно возвращаемся к социализму с его самыми глупыми традициями — тюремным заключением за политические анекдоты. Да, именно эти слова юристов завершили дискуссию о уже печально известных поправках в десятый раздел Уголовного закона — "Преступления против государства". Эти поправки, поддержанные Сеймом 3-го марта, предусматривают серьезное расширение наказания за высказанные мнения и за действия, причем трактовать эти слова и действия можно по-разному.

Несмотря на обширную аннотацию к законопроекту, после ее прочтения возникает еще больше вопросов. Например, 81-я статья "За призывы против Латвийской Республики", предусматривающая в том числе и лишение свободы за публичные призывы к свержению государственной власти или изменению государственного строя, объясняется в аннотации так: "Действия, которые направлены против конституционных основ и основных интересов Латвийской Республики в законопроекте криминализованы независимо от содержания действий (организационные, насильственные или любые другие действия). (…) Составы деяний разделяются в зависимости от преступных действий, а не от находящихся под угрозой интересов. Действия, направленные против любых жизненно важных для Латвийской Республики интересов по существу являются действиями против Латвийской Республики в целом"

Из прочитанного вытекает, что любое недовольство общества принятыми на государственном уровне решениями или недовольство происходящим в госуправлении может быть квалифицированно, как действие, угрожающее интересам государства. Но ведь интересы государства можно трактовать очень широко.

В конце концов, согласно этой аннотации, вредными для государственных интересов могут быть названы инициативы граждан, например, за выход Латвии из ЕС, против размещения в Латвии беженцев, против трансатлантического договора о торговом партнерстве и инвестициям. Или, может, вредит интересам государства сбор подписей за всенародное избрание президента? А как быть с лозунгом "Распустить Сейм?" Этот призыв тоже может быть признан преступным?

Также интересна новая статья 81-я ("Помощь иностранному государству против интересов безопасности Латвийской Республики"), которая предусматривает ответственность за помощь иностранному государству или иностранной организации в ее враждебной деятельности против интересов безопасности Латвийской Республики. Авторы закона необходимость такой статьи объясняют борьбой с пропагандой и дезинформацией, которая проявляется в том числе и в дискредитации государственных должностных лиц.

И что теперь делать журналистам, которые иногда своими не очень правдивыми утверждениями и сочинениями пытаются дискредитировать латвийских должностных лиц в глазах мировой общественности? Что теперь делать Инге Сприньге? Ведь ее исследование-сочинение Re:Baltica "Дети Путина" и различные записи в twitter вполне могут быть признаны дезинформацией и дискредитацией политических инициатив представителей власти. Неужели и ей теперь светит срок? Это уж будет слишком! Не считаю, что такая политика в области уголовного права каким-либо образом соответствует статье 100-й Конституции, запрещающей цензуру. Сейчас пришло время всем истинным борцам за свободу слова подниматься и выступить против серьезных угроз свободам журналиста и любого политически активного жителя страны. Если только для этих борцов за свободу сама свобода слова не ограничивается лишь правом защищать рассмотрение нецензурных стишков в школе.

Кроме уже упомянутых статей, в новом законе достаточно и других странностей, но поражает другое: услышав много конструктивной критики со стороны депутатов, авторы поправок из Полиции безопасности лишь пообещали к окончательному чтению законопроекта подправить аннотацию, а сами статьи Уголовного закона оставить без изменений. Не знаю, успеет ли полиция просмотреть десятистраничную аннотацию к закону, когда будет задерживать человека за призыв ненасильственно изменить государственный строй. Но зато я знаю одно: готовясь к войне, в какой бы форме она не была, со стороны власти очень опрометчиво при этом запугивать свой народ, одновременно ожидая от жителей решительных действий в случае агрессии другого государства.

От внешней угрозы Латвию защищает натовский контингент и возрастающий оборонный бюджет, который по приоритетности уже обогнал вопросы демографии. Старательно вооружаясь техникой разного калибра и годов выпуска, необходимо помнить, что условие существования сильного государства — это счастливые и сытые жители страны. Самый же простой путь, как сохранить безопасную, но опустевшую страну — это подыскать статью Уголовного закона к каждому "сомнительному" лицу и ввести такой жесткий режим, что налоги мы будем платить еще до того, как устроимся на работу, а о какой-то политической инициативе и подумать будет боязно. Как сказал один из представителей профсоюза медиков, мы станем страной с хорошо охраняемым кладбищем.