Первая тема — Россия и ее авторитарный и агрессивный курс. Участникам саммита предстоит выработать новую политику и стратегию в отношении Москвы. По словам генерала Павела, этот подход должен объединять две линии поведения: сдерживание, а если оно не действует, то оборона.

Вторая тема — угроза с Юга, которая исходит от негосударственных структур, терроризма, экстремизма, миграции. Она требует совершенно иных подходов.

"С военной точки зрения угроза с Востока намного серьезнее, поскольку российские возможности, включая обширный ядерный арсенал, потенциально представляют собой проблему, — сказал генерал Павел. — Намерения русских неясны. Я не думаю, что Россия хочет вступить в конфронтацию с НАТО с использованием обычных и ядерных вооружений".

"Угроза с Юга не столь жизненно опасна, но она уже существует, и мы не можем сдерживать ее только военными средствами, мы не можем строить стены, полагая, что так будет спокойней жить в Европе. Мы должны стабилизировать кризисные регионы, а это будет долгий процесс", — уверен председатель военного комитета НАТО.

Говоря об агрессивных действиях российской стороны, Петр Павел сказал: "Наземного вторжения на территории НАТО нет, но активность русских наблюдается в воздушном и морском пространстве соседних стран. Вторжения многочисленны, и их количество постоянно растет. Это соответствует российской военной деятельности в целом и касается, прежде всего, дальней авиации. Россия как будто говорит: "Мы можем, поэтому мы делаем".

Натовский генерал видит опасность в том, что "русские самолеты часто летают без транспондеров и представляют угрозу для безопасности гражданской авиации". "Но имеют место и намеренные провокации, как те, что мы видели на Балтике и на Черном море, где российские истребители пролетали на очень низкой высоте над военными кораблями, имитируя атакующие маневры, — сказал Павел. — Такие действия потенциально опасны: они могут спровоцировать инцидент с эффектом домино, который очень сложно остановить. Мы намереваемся обсудить с Россией прозрачные меры, чтобы избежать подобных последствий".

Павел подчеркивает, что дипломатические каналы связи с Россией открыты, хотя сотрудничество прервано после аннексии Крыма. Россия, говорит он, предпочитает контакты двустороннего уровня, она говорит с американцами, британцами, французами, немцами. У нее нет стратегического интереса к диалогу с НАТО.

"В 2014 году мы видели, как Россия использует то, что мы называем "гибридной войной". Согласно российской доктрине 2010 года, мы все находимся в состоянии перманентной войны с использованием таких средств, как пропаганда, солдаты без отличительных знаков, приемы кибервойны, и вплоть до обычных и ядерных вооружений. Это не открытая война — это новый способ ведения боевых действий", — пояснил Павел.

Генерал продолжил: "Мы должны быть готовыми к тому, что русские применят похожие сценарии в странах, где проживают крупные общины, Владимир Путин сказал, что он сохраняет за собой право защищать эти меньшинства, где бы они ни находились. Если это служит достижению политических целей, он, не колеблясь, применит военные средства".

"Мы должны быть готовы ко всем этим неожиданностям, — повторил Павел. — Мы готовим наши войска к сценариям, подобным тому, что разворачивается на востоке Украины, и балтийские страны оказались на переднем фланге этих угроз. Мы разрабатываем план обороны этого региона, который должен быть принят на саммите в Варшаве. За ним последуют и другие планы для других регионов, граничащих с Россией".

Россия, также подчеркнул он, знает, что ее действия порождают смятение и неуверенность в Брюсселе. "Мы осознаем эту опасность. Вот почему мы осуществляем масштабные усилия, чтобы продемонстрировать наше твердое намерение защитить своих союзников", — отметил генерал.

Вместе с тем Петр Павел полагает, что в нынешних условиях нет необходимости в наращивании сил на границе. Не стоит вступать в гонку вооружений с Россией. Она должна осознавать, что НАТО никому не позволит совершать агрессивные действия против стран-членов, но в то же время "мы оставляем диалог открытым".

Отвечая на вопрос о том, имеются ли у Альянса средства для осуществления его амбициозных планов, генерал сказал: "Эта тема пересекается с другими: речь идет о военных бюджетах. Союзники взяли обязательства довести военные расходы до 2% от ВВП. В Варшаве будут обсуждаться способы уравновешивания американских и европейских усилий. США обеспечивают 75% расходов НАТО, но так не может продолжаться в будущем. Даже Дональд Трамп использовал этот аргумент и привлек внимание к этой теме. Европейцы действительно должны делать больше. Следует стремиться к соотношению 50:50, а не 75:25".

Генерал отметил в связи с этим положительный момент: "Почти все страны больше не сокращают военные бюджеты, а 16 стран увеличили расходы на оборону".