Преступник вскинул руку ("зиганул") в зале суда сразу после того, как полицейские сняли с него наручники. До этого он успел лишь поздороваться со своими адвокатами.

Один из защитников объяснил поведение подзащитного стрессом: "Основное его занятие в тюрьме — учеба, сейчас он учиться прекратил, и это признак того, что изоляция плохо сказывается на его душевном здоровье".

Брейвик считает, что условия его содержания в тюрьме нарушают принципы Европейской конвенции по правам человека, а именно право на "частную и семейную жизнь" и корреспонденцию.

К тому же, по мнению террориста, нарушен запрет на "пытки, бесчеловечное и унижающее достоинство обращение и наказание". По этому поводу и было назначено новое судебное разбирательство.

Вся переписка Брейвика перлюстрируется, чтобы не позволить ему заочно создать террористическую организацию, а за всеми гостевыми визитами из-за стеклянной перегородки наблюдают сотрудники исправительного учреждения. Если условия содержания преступника будут признаны излишне строгими, суд предпишет их смягчить.

О намерении террориста обжаловать свой режим стало известно 4 марта. Двумя днями ранее норвежская генпрокуратура заявила, что нормы европейской конвенции в отношении Брейвика всецело соблюдаются.

Он имеет доступ к трем помещениям — жилому, учебному и тренажерному залу. Брейвику запрещено общаться с другими заключенными, однако он может говорить с охранниками и другим персоналом тюрьмы. Помимо этого, условия содержания предполагают использование телевизора, компьютера без выхода в интернет и игровой приставки.

Андерс Брейвик 22 июля 2011 года совершил два теракта: взрыв в правительственном квартале в Осло и нападение на молодежный лагерь правящей Норвежской рабочей партии на острове Утойя. В результате погибли 77 человек. Суд приговорил Брейвика к 21 году тюрьмы — это максимальное наказание, предусмотренное местным законодательством. Он содержится в одиночной камере.

Находясь в тюрьме, Брейвик несколько раз жаловался на условия заключения. Например, в июне 2015 он заявил, что тюремные власти перехватывают его письма, адресованные СМИ.