Действительно, нужно много смелости, чтобы в резких тонах комментировать ситуацию, значение и дальнейшее развитие которой для большинства ее участников остается неизвестным. Разумеется, вернуться к прежней нормальности невозможно. В тот момент, когда появились сведения о первых убитых, нормальность под руководством Януковича стала невообразима даже чисто теоретически.

Когда еще в прошлом году начался первый Евромайдан, правительство предпочитало тянуть время, избегать конфронтации и делать неожиданные шаги в надежде сорвать планы и договоренности оппозиции. Теперь это не пройдет — независимо от того, как долго будут продолжаться попытки переговоров. Что будет дальше — сумеет ли триумвират оппозиции сохранить свое влияние "на улице", когда Янукович поймет, что он проиграл — об этих вопросах могут спекулировать лишь те, кто лучше понимает ситуацию на месте.

Но есть несколько вещей, о которых можно подумать уже сейчас. Прежде всего, как минимум со времен Второй мировой войны в Европе не было таких масштабных и кровавых протестов против демократически избранной власти. Тут можно заранее оговорить все возражения. Конечно, Янукович довольно несимпатичен. Лишив свой народ мечты о Европейском Союзе, он поступил не только глупо, но и преступно. При этом он был избран президентом Украины на сравнительно честных выборах. Он держался в рамках своего мандата, по крайней мере, до того момента, когда в конце ноября приказал "Беркуту" избивать демонстрантов. Или хотя бы против этого не возражал.

И что? На самом деле, это плохие новости для демократии во всем мире. Уже долгое время мы часто думаем, что демократическая конкуренция и выборы позволяют избегать сценариев, которые балансируют на грани гражданской войны. Возможно, демократия не является идеальной формой правления, но она позволяет исправлять свои ошибки — такие речи нам знакомы. Киев, наоборот, показывает, что против демократически легитимного президента и правительства народ сегодня может выступить не менее жестко, чем против разных мубараков и бен али. Те, кто сейчас протестует на улице Грушевского, это тот же народ, который в рамках конституционной процедуры избрал Януковича президентом. Они не хотят исправлять ошибки с помощью выборов, конкурирующих партий и судов. Они предпочитают коктейли Молотова.

Кто-то может возразить, что в Украине нет "правильной" демократии, такой, как в Западной Европе или Северной Америке. Естественно, нет. Оранжевая революция состоялась совсем недавно, сохраняются экономические проблемы, проблемы с национальной и геополитической идентичностью и так далее. Беда в том, что такой западной демократии нет и во многих других странах региона, где люди, возможно, не бесчинствуют на улицах, но это из-за лени и апатии, а вовсе не потому, что они довольны демократией.

Тут стоит вспомнить посредственную удовлетворенность латвийского общества эффективностью демократии, наше доверие к правительству и парламенту, тщательно скрываемую от самих себя тоску по собственному национальному Януковичу, точнее, Лукашенко (который, конечно, намного опытнее и эффективнее своего украинского коллеги).

И когда мы вспомним все эти вещи, можно будет с уверенностью начинать учить украинцев жить демократически. Конечно, в западных и наших либеральных кругах можно встретить массу приятных людей, симпатии которых может привлечь любой, кто выкрикнет "Банду — геть!" по отношению к своему правительству. Однако мы имеем дело с более серьезным явлением, чем борьба хорошего народа с плохим правительством. Это фундаментальный кризис легитимности молодых европейских демократий.

Конечно, свою роль играет и геополитика. Янукович из-за собственной глупости сильно наступил на мозоль активной части своего народа. Это люди, которые не хотят, чтобы их индивидуальные и уникальные жизни застряли в той исторической дыре, в которой до этого жила Украина. Они хотели бы, чтобы Украина когда-нибудь в будущем стала "нормальной" европейской страной, а не каким-то постсоветским гибридом. Как ни крути, геополитически нахождение в такой дыре, к сожалению, ассоциируется с Российской Федерацией. В понимании этой части украинцев, Европейский Союз — это не бюрократы, выпрямители огурцов. Это своеобразная антиРоссия — земля, где царит благополучие, социальная безопасность и власть закона, без разных своеобразных "бонусов" путинской России. Конечно, ко всем этим настроениям в пугающей форме присоединились всегда влиятельные на западе Украины крайне-правые русофобы, фактически — фашистские силы. Но хотелось бы думать, что они в протестном движении не задают тон.

Идея о ЕС как антиРоссии для Украины является привлекательной. Одна беда — Европа не желает видеть себя в роли такой антиРоссии. Евросоюз вообще не создавался, чтобы участвовать в геополитических войнах, большинство политиков ЕС этого не хочет. Как верно подметил Станислав Белковский, идея ЕС — это не мессианство. Скорее, это "банальность хорошей жизни". Это убеждение, согласно которому, чтобы человек был хорошим, ему не надо быть святым. Ему просто надо следовать четким, банальным предписаниям — соблюдать закон, платить налоги и немного уважать других людей. Экономические и бюрократические аргументы ЕС понимает намного лучше, чем представления о глобальной перестройке или историческом реванше. Кстати, об этом говорит и весьма скромный интерес Брюсселя к дискуссиям о тоталитарном прошлом Европы, которые в своих геополитических представлениях пытаются инициировать поляки и прибалты. В Европе прошлое ни для кого не было легким и радужным, но, возможно, стоит объединиться, чтобы заниматься практическими делами. Короче, сила ЕС — в его банальности, а не геополитических амбициях.

С этой позицией мы можем вернуться к Украине. Ясно, что несмотря на российское телевидение, вряд ли в этой стране в ближайшем будущем кто-то сумеет превзойти "мягкую власть" Европы. Но вряд ли сама Европа готова исполнить мечты украинцев. По крайней мере, Эдвард Лукас, которого сложно заподозрить в защите российских интересов, настроен скептично. Политика "Восточного партнерства" оказалась скандально неудачной и вряд ли в скором будущем она изменится. Но вряд ли уменьшится и желание активной части украинского общества жить "как в Европе". Она будет надеяться, что следующие правительства перенесут Украину в Европу между Копенгагеном и Миланом, а не Бухарестом и Ригой.

А если говорить о ближайшем будущем Украины, то тут, как обычно, большое значение имеют деньги. Будь то Кличко, Яценюк, Тимошенко или кто угодно, следующему президенту Украины понадобится свой ресурс легитимности. Но у нас мало кто верит красивым словам и ссылкам на ценности. Даже если (надеюсь, без дальнейшего кровопролития) будет достигнута смена элиты, доверие народа сохранится примерно полгода. Как показывает пример раннего Саакашвили, эти полгода для реформ могут стать судьбоносными. Но затем понадобится нечто более осязаемое. Речь идет о 44-миллионной стране, которая находится на грани дефолта. Платежеспособность ЕС сейчас оставляет желать лучшего и, в отличие от России, Брюссель не увлекается геополитическими проектами. Влияние США в этой организации тоже не совсем такое, каким оно было в начале 2000-х. Так что, украинцам придется разбираться самим. И, быть может, это к лучшему.

Перевод DELFI. Оригинал здесь