Образование энергетика Валдис Гаварс получил в Ленинградском Политехе — в 50-х годах ему повезло попасть в число латышских юношей для которых первый секретарь ЦК КП Латвии Янис Калнберзиньш запросил 200 мест в перспективных вузах России, чтобы в республике были свои квалифицированные кадры.

"Что и говорить, образование там было на высшем уровне, часть профессуры работала там еще с царских времен, — вспоминает Гаварс. — И связи в Петербурге оказались впоследствии бесценными. Но, странная история, когда мы закончили институт, никто из Латвии специалистов-энергетиков не запросил. И нас, двоих латышей, как самых потенциально ненадежных, отправили на Сахалин — сперва работать, а потом — в армию".

Когда в 1958 году Гаварс вернулся в Ригу, директор Института физики при Академии наук предложил ему возглавить создание… ядерного реактора в Саласпилсе. В то время атомная энергетика считалась самой перспективной отраслью — за четыре года до того в подмосковном Обнинске была запущена первая в мире атомная электростанция. Саласпилсскому реактору была уготована другая роль — научно-исследовательская. Здесь предстояло выяснить, для чего еще можно использовать мирный атом.

После взрыва на Чернобыльском реакторе официальной информации о ситуации не было больше половины месяца — Гаварс инструктировал Совмин ЛССР и Прибалтийский военный округ. Сам он за эти месяцы сбросил восемь килограммов веса, находясь в жесточайшем стрессе — считал себя самым плохим человеком на свете, который причастен к отрасли, способной принести столько горя людям. Но со временем, обдумав ситуацию, пришел ко мнению, что есть професии и похуже.

  • 1. Саласпилсский реактор: опыты над пианино, дружба с Северной Кореей, доза на здоровье
  • 2. Чернобыль: наглядный пример того, что случится, если дать дуракам в руки атом
  • 3. Мирный атом: риски терроризма, аварий, 'зеленых' лоббистов
  • 4. Немирный атом: одна ядерная боеголовка стирает город размера Риги
  • 5. Будущее: водородные станции, отходы — газ для надувания шариков