Доминирование либерального подхода

Латвии есть, чем гордиться в области равноправия полов, по крайней мере, так утверждает статистика. В мировом индексе гендерного равенства Латвия занимает относительно высокое 15 место из 142 стран. Латвийские женщины в целом имеют более высокий уровень образования, чем мужчины и хорошо интегрированы в рынок труда. Совсем недавно Латвия удивила всю Европу, когда выяснилось, что в правлениях больших предприятий работают около 36% женщин — показатель уровня Скандинавии и Франции. Хорошей практикой внедрения принципов равноправия полов в Латвии считается увеличение числа женщин-предпринимательниц и политиков. Безусловно, для того, чтобы общество было равноправным, нужно ликвидировать любые препятствия на пути людей к избранному виду деятельности, и то, что в Латвии женщина может занять высшее место в руководстве страны — плюс, а не минус. Тем не менее, либеральный феминизм учитывает лишь юридический аспект равноправия. Если закон не дискриминирует женщину, значит, все в порядке. Однако существуют другие направления феминизма, которых ощутимо не хватает в Латвии.

Феминизм, который учитывает социальное неравенство, был бы гораздо более подходящим для латвийских женщин. Такой феминизм помог бы добиться не только формального равенства, но и оказался бы полезным в преодолении разрыва между привилегированной верхушкой и остальным обществом. Доминирующая в Латвии правая идеология недружелюбна большей части латвийцев и восхваление добившихся успеха мужчин и женщин сочетается с откровенным презрением к людям с "советским мышлением". Однако, в отличие от Латвии, в Европе серьезный разговор о социальном неравенстве не считается нелепым. Неустанно декларируя свою приверженность европейским ценностям, Латвия могла бы внедрять эти ценности по-настоящему. Необходимый Латвии феминизм — это не борьба за доступ в правящий класс, а анализ неравенства, учитывающий гендерный аспект.

Борьба с "гендеризмом"

Слово "гендер" стало уже чуть ли не ругательным. Зачастую его используют, чтобы запугать латвийцев ужасами, якобы творящимися в Западной Европе, утверждая, что гендер — это возможность выбрать свой пол. На самом деле гендер — это конструкция, связанная, в первую очередь с социализацией. Человек рождается, наделенный биологическими характеристиками пола, а вырастает, осознавая, что значит быть мужчиной или женщиной в конкретном обществе. Революционное значение гендерной теории в том, что она развенчала тысячелетний миф о человеческой природе и доказала, что роли, которые играют в обществе мужчины и женщины, не заданы природой, не неизменны и не вечны. Концепция гендера позволила наконец-то понять, что причина угнетения женщин — не в их неполноценной природе, а в социальном порядке, который можно изменить. К сожалению, в Латвии термин "гендер" оброс мифами и откровенной ложью, а говорить о положении женщин, о гендерном неравенстве, о феминизме, не используя одну из центральных концепций современных социологических теорий, невозможно.

Отсутствие информационного пространства

Латвийская публичная среда предоставляет не так уж много возможностей для свободного обсуждения женской ситуации в неконсервативном и негламурном ключе. Когда информация об обществе, в котором живешь, недоступна или представлена минимально, волей неволей начинаешь искать другие источники. Зачастую их в большом количестве предоставляют другие страны — например, в России, несмотря на неоконсервативный, религиозный поворот последних лет, появляется довольно много материалов о положении женщин, патриархате, феминизме. Понятный язык, во многом схожая социальная и культурная ситуация, легкость доступа — все это делает российские материалы интересными для латвийских женщин. То же самое можно сказать и о сайтах, публичных лекциях, статьях на английском языке. Однако подобное переключение внимания на иностранные материалы грозит недопониманием, а иногда и искажением латвийской женской реальности. Статистика, социальные программы, законы других стран лишь частично схожи с латвийскими, и невозможно утверждать, что латвийка сталкивается с такой же дискриминацией, что и россиянка, хотя социальные условия и доминирующая в гендерной области идеология могут быть похожи.

Латвийское же информационное пространство предлагает лишь цифры, которые надо разыскать в недрах Статистического управления и обобщающие статьи, чаще всего выходящие к 8 марта или 23 ноября (23 ноября отмечается Международный день борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин). Однако для того, чтобы сделать ситуацию, в которой живут женщины, видимой, необходимо говорить о ней регулярно. Более того, нужно сделать этот разговор билингвальным. Русскоязычные латвийцы и так зачастую выключены из социо-культурных процессов, происходящих в латышской среде. Вести разговор о феминизме только на латышском или на русском языке — значит следовать принципу "равенство для своих".


Мария Ассерецкова - исследователь устной истории, автор международного блога European Young Feminists.