У Нонны не было мужа и детей, она жила вместе со своей пожилой матерью, которая по состоянию здоровья нуждалась в уходе. Как вспоминает сосед Андрей Бабайцев, несколько лет назад Нонна упала и сломала руку, а затем перенесла несколько неудачных операций.

Известно, что ранее женщина работала на заводе, а затем, получив высшее образование, устроилась в библиотеку. После травмы ей пришлось уволиться, поскольку Нонна не могла поднимать тяжести. С большим трудом она смогли добиться получения 3-й степени по инвалидности. В 2009 году скончалась ее мать, и женщина выживала на свою пенсию по инвалидности.

Сосед вспоминает, что Нонна была очень порядочной, аккуратной и интеллигентной женщиной. Ей едва удавалось сводить концы с концами, часто он давал ей в долг немного денег. В 2009 году Андрей Бабайцев уехал на заработки в Россию и появлялся в Риге лишь эпизодически. Домой сосед вернулся осенью прошлого года, тогда же узнал о смерти матери Нонны. Ему показалось странным, что пропала и сама Нонна. Он собирался написать заявление в полицию, но все время отвлекали какие-то дела. Андрей считает, что соседка умерла от голода.

"Страшная смерть", — резюмирует Андрей.

Изнчально в СМИ появилась информация, что дверь в квартиру Фирбис взломали воры, но это не так. 11 января соседка Лидия заметила у дверей Нонны людей в рабочей одежде, пытавшихся открыть двери. Потом приехали муниципальные полицейские и Госполиция. Бабайцев спросил, не нашли ли они в квартире тело. На что те ответили, что ничего подозрительного в доме не оказалось. Однако ровно через месяц на место происшествия снова вернулась полиция, и 11 февраля мумифицированное тело Нонны Фирбис нашли в гостинной: она лежала на полу между окном и диваном.

В Государственном центре судебно-медицинской экспертизы пояснили, что установить точную дату смерти невозможно. Известно, что в последний раз соседи видели Нонну Фирбис весной 2011 года. Представители предприятия Latvijas gaze указали. Что последний платеж был произведен в 2009 году, однако показатели счетчиков подавались еще до февраля 2011 года.

Соседи отмечают, что долгое время думали, что Нонна куда-то уехала: ничего подозрительного они не видели и не слышали, также длительный период не чувствовали никакого запаха. Запах впервые стал тревожить в 2012-2013 годах. Но в домоуправлении ссылались на проблемы с канализацией.

Нонна и мать не воспользовались правом на приватизацию своей квартиры. С 1 февраля 2012 года жилплощадь перешла в собственность Рижского самоуправления. Нонна всегда старалась заплатить за квартиру, долг по коммунальным платежам на ноябрь 2011 года составил 682 латов. Если учесть, что женщина могла умереть в марте того же года, то ее долг на тот момент составлял всего около 200 латов. Долг стремительно рос, поэтому совет дома решил направить письмо в Рижскую думу, чтобы узнать, кому же принадлежит проблемная квартира. И получили ответ — самоуправлению.

Дальше начались многочисленные тяжбы по долгу. Очередное заседание в суде было назначено на 7 октября 2015 года, затем последовала апелляция. Парадокс: Нонна Фирбис давно умерла, а судопроизводство по ее делу все еще не закончилось: очередное заседание было назначено на 9 марта 2016 года.

Парадокс еще и в том, что 11 февраля в квартире нашли тело Нонны, а 17 февраля домоуправление прислало ей очередной счет. В нем, например, указано, что за месяц Фирбис израсходовала воду на 7,78 евро, еще 7, 54 евро надо уплатить за подогрев воды.

Представитель предприятия Rīgas namu pārvaldnieks Санта Валюма пояснила, что в 2013 году работники домоуправления приходили к Нонне Фирбис, однако двери им никто не открыл. Поскольку владелица жилья была в трудоспособном возрасте, у работников не было основания полагать, что она умерла. Соответственно, взламывать двери и проникать в квартиру было бы нарушением.

Примечательно, что в официальных документах нигде не указано, что в квартире по Ранькя дамбис 7/9 было найдено тело хозяйки квартиры, однако в бумагах говорится, что помещения необходимо в срочном порядке продезинфицировать.

Как хоронят в Риге одиноких людей? Если личность человека известна, его кремируют, на урне закрепляют табличку с именем и фамилией. Когда набирается до 50 урн, их вместе хоронят на Яунциемском или Боледарйском кладбище. Если личность покойного неизвестна, кремация запрещена: его хоронят в отдельном секторе на Яунциемском кладбище и устанавливают бетонную табличку с надписью: "Неизвестный".

Соседи хотят похоронить Нонну по-человечески. Они считают, что настрадавшаяся за свою жизнь женщина заслуживает достойного прощания. На похороны инвалида 3-1 группы законом предусмотрено выделение двух пенсий. Однако с 1 января 2016 года попросить подобное пособие можно лишь в течение шести месяцев со дня кончины инвалида. Никаких исключений закон по этому поводу не предусматривает. И подобный случай не является единственным для Латвии. Кто мешает дополнить закон, например, формулировкой, что подобное пособие нужно выдавать и в течение шести месяцев с того дня, как нашли тело, неизвестно. Возможно, таким образом государство собирается сэкономить бюджетные средства.