Во-первых, он является точкой отсчета для американских законодателей и дипломатов, когда у них возникает интерес к демократичности стран-партнеров или противников.

Во-вторых, из всех подобных материалов МИДов разных стран именно американские обзоры — самые влиятельные для международной аудитории. Этому способствует их всемирный охват, информативность и единая методология. Доклады Госдепа часто используют и ученые, и журналисты.

Впрочем, есть и причины для скептичного к ним отношения. В первую очередь это — отличия в тоне разделов по странам. Так, в первой же фразе свежего доклада по Беларуси указано, что это государство авторитарное. Про дружественную США, но вряд ли более свободную Саудовскую Аравию зачин звучит иначе — "монархия под властью короля Салмана, который совмещает должности главы государства и правительства".

Латвия глазами юристов США

Госдеп не ранжирует доклады по тому, где положение с правами человека лучше. Но главные вопросы выносятся в резюме в начале доклада, так что именно содержание этого введения наиболее показательно.

Как главная проблема с правами человека в нашей стране обозначена коррупция — причем это не случайный всплеск внимания, а постоянная формулировка с 2012 года. До 2010 года в резюме упоминалась лишь более узкая проблема — коррупция в судебной системе. Вообще-то свободу от коррупции к правам человека обычно не относят. Поэтому можно понять, что денежные потоки, идущие через Латвию, в последние годы стали сильнее интересовать власти США. Возможно, с этим связаны и недавние санкции против банков, "чистки" в Службе госдоходов и комиссии по надзору за банками. Однако задержка в 4 года показывает — упоминание в докладе не значит, что США сразу будут всерьез требовать решения проблемы.

При этом лет пятнадцать назад примеры быстрого реагирования были. Например, после критики со стороны США в 2002 году были отменены требования по латышскому языку к кандидатам в депутаты. Почему же ситуация изменилась?

Такие мощные политические "пряники", как принятие в НАТО, с 2004 года больше неактуальны. Характерно, что те же языковые ограничения для политиков в Латвии возродились — только теперь проверки устраивают не кандидатам, а уже избранным депутатам. Рычаги экономического давления и "мягкая сила", конечно, у США остаются, но вряд ли их будут применять по поводам, прямо не касающимся интересов Вашингтона.

Многочисленные неграждане в резюме доклада постоянно упоминались в начале XXI века — но всегда с оговоркой, что их права властями в целом уважаются. В 2010-2011 году тема неграждан во введении отсутствовала, а с 2012 года появляется вновь, и теперь уже в абзаце, посвященном проблемам, без оговорок.

Ясного упоминания в качестве проблем во введении в 2016 году удостоились еще четыре вопроса. Это чрезмерное применение силы полицией, жестокие условия заключения, медленное судопроизводство и неполный возврат собственности еврейской общине. Мягче, со ссылкой на некие сообщения, в резюме подаются еще четыре темы: насилие против женщин, торговля людьми, антисемитские инциденты, дискриминация по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности. Почти таким же было введение и в предыдущем докладе; а в 2014 году в резюме упоминались также проблемы изнасилований и детей, страдающих от насилия.

Не во введении, но отражены и проблемы языковой политики — ограничения на вещание не на латышском, репрессивные действия Центра государственного языка. Это стоит упомянуть отдельно — так как замечания высказаны союзником по НАТО. От такого властям сложно отмахнуться, как обычно — мол, антилатвийские очернители клевещут.

И, кстати, латвийским спецслужбам тоже стоило бы прочесть свежий доклад, особенно его предисловие. Там Государственный департамент критикует популярное во многих странах утверждение о том, будто "общественные организации с иностранным финансированием — это угроза суверенитету".

О чем не принято писать?

Болезненным для Латвии проблемам образования, жилья, пенсий и медицины доклады Госдепа почти не уделяют внимания. Причина этого, впрочем, не в Латвии, а в подходе американских властей к правам человека.

Положения Конституции США о правах человека за последний век менялись мало — новые гарантии появились лишь для избирательных прав. В результате этот изначально прогрессивный документ на фоне конституций ХХ века выделяется пробелами. Он не признает прав на жилище, образование, социальную помощь и медицинское обслуживание.

Все же некоторое внимание социальным правам доклады уделяют — в частности, размеру минимальной зарплаты. До 2011 года при этом делалось указание, что "минималка" не обеспечивает достойного уровня жизни. В 2012 году это жесткое замечание сменилось указанием на то, что минимальный размер оплаты труда (МРОТ) выше прожиточного минимума. Правда, не уточнялось, что после уплаты налогов МРОТ и прожиточный минимум менялись местами. Затем латвийские власти попросту перестали рассчитывать прожиточный минимум… и с 2015 года в докладах появляется лишь брутто-размер "минималки" без всякого контекста.